Новое на сайте

Вы здесь: ГлавнаяКниги и учебникиРусские народные пословицы и притчи — Снегирев И.М.

Предисловие

Выдающийся этнограф, фольклорист и археолог Иван Михайлович Снегирев родился в Москве 23 апреля (4 мая) 1793 года. Он окончил Московский университет, а впоследствии состоял там же профессором по кафедре римской словесности и древностей. Изучал русское народное творчество, русскую старину. Впервые в России Снегирев собрал, прокомментировал и опубликовал огромный материал по русским пословицам и поговоркам, с большой полнотой и знанием дела описал народные праздники и обряды, привлек к изучению лубочные картинки.

Первая крупная работа Снегирева была посвящена лубочным картинкам. О них он написал статью «Русская народная галерея или лубочные картинки» еще в 1822, напечатав ее в «Отечественных записках» П. Свиньина; в статье дан краткий очерк русского народного гравировального искусства и указано на важность этого искусства для самого народа: оно может «способствовать к просвещению народа». Издатель журнала в особом примечании к статье высказал пожелание, чтобы «г. сочинитель» разработал этот важный предмет более подробно. Снегирев последовал этому совету. В 1824 году в «Трудах Общества любителей российской словесности» (кн. IV) была напечатана его статья «О простонародных изображениях», и позже он не раз возвращался к той же теме: последний раз уже в 1861 в книге «Лубочные картинки русского народа в московском мире» (М., 1844; изд. 2-е, 1861). В этой книге собрано очень много исторических сведений о гравировальном деле в России и дано обстоятельное описание существовавших в сер. XIX в. народных «лубочных» картинок, с классификацией их по содержанию: «духовно-религиозные», «философские», «юридические», «исторические» и «символико-поэтические».

 

Особо Снегирев отмечал пользу и достоинства «духовно-религиозных» картинок, «коими условливается преимущественное направление народа к вере и благочестию, к познанию истины и добродетели», и он с удовлетворением отмечал, что «число простонародных эстампов духовно-религиозного содержания несравненно было более, чем других». «Итак, лубочные картинки представляют не одни только предметы забавы и увеселения во вкусе простолюдья, — писал Снегирев в заключение своей книги, — но духовно-религиозным и нравственным содержанием своим питают в народе чувство веры и благочестия, любовь к государю и отечеству, внушая отвращение от пороков и страх грехов, уважение к добродетели, как цели жизни». Еще в ранней статье (1822) Снегирев рисовал сцену, как в зимний вечер крестьяне слушают пояснения к религиозным картинкам — о Страшном суде, об искушении святых и пр. «Добрые поселяне слушают и из сего чтения научаются терпеть и забывать скорби житейские, уповать на вечное блаженство и страшиться вечной муки».

Почти одновременно Снегирев начал и другую большую работу — о русских пословицах. Сборники пословиц составлялись еще в XVIII веке, но полноценное исследование пословиц никем еще не предпринималось. Снегирев взялся за это дело первым. Он посвятил русским пословицам сначала небольшую статью в «Трудах Общества любителей российской словесности» (1823) и несколько статей в журналах. В 1831-34 он издал в 4-х книжках большую работу «Русские в своих пословицах», а в 1848 году — книгу «Русские народные пословицы и притчи». Подбор, систематизация и интерпретация пословиц и поговорок основывались на твердой православно-монархической позиции.

К народным пословицам Снегирев подходил как к отражению народного быта и народного мировоззрения. «Когда народ начинает наблюдать и размышлять, писал Снегирев, тогда у него появляются плоды его наблюдений и размышлений в кратких, резких и замысловатых изречениях, кои обращаются в пословицы». Эти пословицы «составляют мирской приговор, общее мнение, одно из тайных, но сильных, искони сродных человечеству средств к образованию и соединению умов и сердец». В пословицах, полагал Снегирев, — выражаются моральные понятия народа, «правила нравственности и благоразумия». Пословицы важны «для истории ума человеческого; ибо в них отсвечивается внутренняя жизнь народа, отличительные его свойства и господствующие в нем мнения, тесно соединяется настоящее с прошедшим и будущим, семейный его быт с народностью, а народность с человечеством».

В русских пословицах Снегирев видел отражения разных эпох, разных событий русской истории. «…Пословицы, будучи тесно связаны с историею языка и народа, могут служить памятниками различных обстоятельств народных и пособиями для истории. В таком отношении они бывают: а) по времени хронологические; б) по месту топографические; в) а по народу етнографические. В последнем отношении они могут быть общественные и фамильные, городские и деревенские».

По содержанию же Снегирев делил пословицы на «антропологические», «физические» и «исторические». К первой категории он относил пословицы, «касающиеся до естественных и нравственных причин различия народов» (в т. ч. «относящиеся к язычеству, вере и суеверию», «нравственные», «политические и судебные» и пр.), а также пословицы, в которых отразилось «законодательство и судопроизводство». К категории «физических» пословиц отнесены поговорки и приметы о погоде, сельскохозяйственные, а также «медицинские». В категорию «исторических» включены пословицы, связанные с какими-либо историческими событиями, и автор разделял их на «хронологические», «топографические» и «этнографические»: к последней группе отнесены разные поговорки и присловья об отдельных народах, о жителях отдельных местностей, городов и пр.

Большим успехом пользовалась книга Снегирева «Русские простонародные праздники и суеверные обряды», в которой впервые систематизирован огромный материал, относящийся к этой теме. В 1-м выпуске книги было дано общее теоретическое и историческое введение, в остальных — описание отдельных праздников, расположенных по годовому циклу. Описание собственно русских праздников и обрядов дополнено сравнительными сведениями об аналогичных явлениях у других народов, древних и новых.

Народные праздники, считал Снегирев, — один из главных устоев патриархального старинного быта: «Народные праздники, — писал он, — торжественно и радостно обнаруживая нравственные и религиозные чувствования, доставляют участникам в оных льготу и наслаждение. Нигде с такой полнотой и свободой не раскрывается личность народная, как в праздниках: нигде столько, как в них, не сближаются люди душою и сердцем».

Из других трудов Снегирева следует отметить издание: «Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества» (вып. 1-18, 1846-59; Изд. 2-е. 1848-60, совм. с А. Мартыновым). Большой интерес также представляют обширный «Дневник» и «Воспоминания» Снегирева, опубликованные в «Русском архиве» (1866, 1902-05).