Уроки Русского Языка Онлайн - Статьи Реабилитации не подлежит
   
 
 
Реабилитации не подлежит

Нынешнее псевдодемократическое время отличается крайним оскудением разговорной речи и безудержным разгулом сквернословия. Пресловутый «прикол» с многими вариациями замещает почти весь словарный запас молодежи, недостаток которого как раз и восполняет пестрая нецензурная брань с особенно любимым «блином». Ее не стесняются. Нередко даже соревнуются в ней, независимо от пола, с явным намерением перещеголять друг друга.

«Мне уже кажется, – сокрушенно замечает по этому поводу учредитель известной газеты «Свет Православия» из г. Лысково Н. Лобастов, – что я не смогу найти ни одного молодого человека, который бы не ругался матом…Или я все-таки ошибаюсь? Они это делают спокойно, методично, уверенно…И это – будущие отцы?!»

В советском прошлом это безобразие почти всегда получало отпор, встречало активное неприятие общества. Да и законодательно нецензурная брань в общественных местах тогда приравнивалась к мелкому хулиганству с соответствующими санкциями. А повторно совершенное в пределах определенного законом срока, оно влекло уголовную ответственность по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР с более строгим наказанием.

К сожалению, такие реалии в жизни родного языка далеко не случайны, потому что словесная дрянь в виде матерщины сейчас как бы специально насаждается, получая наукообразную поддержку остепененных представителей высшей школы. Защита речевой грязи обставляется в ее стенах какой-то органичной связующей, необходимой составляющей человеческой речи.

Такой странной позицией, в частности, отметился знаменитый Казанский университет в Татарстане.

Аналогичный голос подал и Нижегородский Политехнический институт, называемый теперь по-новому, – Технический университет имени Р. Алексеева.

Позорное дело легализации сквернословия достигло такого размаха, что в многосерийном телевизионном фильме «Студенты» один из них «вдохновился» этой темой настолько, что взял ее для своей контрольной работы. Выбор юноши вполне одобрил симпатичный преподаватель русского языка и литературы.

А 19 июля с. г., программа «Бабий бунт» канала «РЕН-ТВ», на исходе суток, провела оживленную дискуссию с участием тележурналиста Владимира Кара-Мурзы все по тому же злободневному вопросу: «Нецензурщина сближает журналиста с народом?»

Потомок Чингис-хана, и, как оказалось, Н. М. Карамзина, хотя и с оговорками, но все же тяготел к положительному ответу, подкрепив свою позицию тем, что дома они с женой довольно свободны в выражениях. Вдобавок, с помощью из зала, он подтвердил, что знакомый ему выходец «из литературного подполья» эпохи «застоя» Владимир Сорокин, а также его коллега Света Сорокина, тоже большие любители крепкого словца, а попросту – матерщины.

В общем, повторимся, по всему было видно, что Черному Мурзе нисколько не претит черная тема надуманной дискуссии.


Мнение же женской аудитории разделилось. Кто-то считал, что можно ругнуться разок, но не использовать ругательства в публикациях. Кто-то упирал на авторитет Пушкина и Достоевского. Мол, и они не обходились без мата. Наиболее «просвещенные» были категорически против сквернословия, ссылаясь на его негативное восприятие…водой, показанное в одноименном документальном телефильме.


За этим обсуждением все как-то подзабыли, что богатство русского языка настолько велико, что с лихвой удовлетворит желания любого человека без всякого мата и подобных ему ругательств, являющихся на деле разрушителями родного языка, метастазами страшного заболевания, направленного на его полное уничтожение.


Под прицелом лингвистических диверсантов находится и церковно-славянский язык, которым живет Православие. Инициаторам нападок, видимо, очень не нравится, что в нем нет ни одного ругательного слова и что он дышит Благодатью Божией.


Но вернемся к русскому. Вопреки почти утвердившемуся в обществе мнению, матерщина абсолютно чужда русской речи и провокационно привнесена в нее извне, как и многое негативное в нашей жизни. В подтверждение этому, одна лишь шипящая согласная «ш» убедительно доказывает, что в русском языке и без того существует множество ругательных слов, постоянно встречающихся в литературе и в быту, наглядно показывая на своем примере его необъятное словарное богатство. Причем эти слова общеизвестны и широко употребляются в речевом обиходе. Кто, например, не знает «шибздика»? Он есть у М. Горького. Или «шпану», «шмыкодявку», «шалопая», «шобана», «шалаву», «шлюху» или «шушеру»?

Загадочная тихоня «ш» легко превращает в ругательства другие слова, сохраняющие при этом свой смысл и основное назначение, – «шляпа», «шакал», «швабра».

Вездесущая «ш» уверенно чувствует себя и среди жаргонизмов – «шухер», «шмон», «шнырь», «шмара».

Даже нехорошей старухе-проказнице в популярном мультфильме о крокодиле Гене не нашли ничего более подходящего, кроме имени Шапокляк! Как и в фильме «Собачье сердце» по М. А.Булгакову нашелся некто Швондер.

Естественно, возникает вопрос, а так ли уж нам необходимы мерзкие сквернословия и нельзя ли обойтись без них?

Ответ однозначен: мы просто обязаны освободиться от бранных слов и выражений, срочно очистить от них свою речь, не давать места в ней словесной грязи, которую следует изгнать из повседневной жизни навсегда, как бы за нее кто-то ни ратовал.

Призвать общество к этому благому очищению, в первую очередь, настоятельно требует крайне тревожное обстоятельство огромной опасности сквернословия для всех и каждого. Оно не так безобидно, как нам пытаются представить некоторые замороченные умы, возможно и сами не подозревающие о страшном вреде ругательств, этой ядовитой отравы человеческого общения.

Многие непростительно забывают, что слова имеют силу в материальном мире, которую хорошо знал великий советский поэт В. В. Маяковский, писавший: «Я знаю силу слов. Я знаю слов набат…»!

Больше того, столь привычные для нас слова – «дурак», «урод», «придурок», «выродок», «ублюдок» – одновременно могут быть и проклятиями, которыми мы так бездумно пересыпаем свою речь, нанося вред окружающим, а чаще – самим себе.

На это обратил внимание еще наш выдающийся современник, приснопамятный старец Паисий Святогорец, который говорил: «Многие люди сыплют проклятия, говоря бесполезно: «пропади ты пропадом», «живи уродом» – и т. п. Надо быть осторожным, ибо попускает Бог иногда, и «схватывают» (бесы), когда говорят по негодованию, особенно родители!».

«Когда я был молодым, – продолжал о. Паисий, – видел женщину умиравшую на моих глазах, поскольку справедливо ее кто-то проклял, сказав «лопни». На самом деле, ее раздуло за несколько часов, и она буквально лопнула и умерла!».

Прекрасно зная весь вред сквернословия, еще две тысячи лет назад святой Первоверховный Апостол Павел предупреждал: «Всякое слово гнилое да не исходит из уст ваших»!

Особенно непримиримо резко выступал против ругательств Святитель Иоанн Златоуст: «Сквернословцы, открывая с бесстыдством свои уста, заражают всех тягчайшей болезнью», – говорил он.

Сквернословие действительно очень похоже на заразу, которая раз пристав к человеку, переходит в хроническое заболевание, с трудом поддающееся лечению. Порой, на исцеление от него уходят десятилетия.

Помню, еще в советское время мы с приятелем решили оставить пагубную привычку. Договорились о штрафе в 20 копеек за каждое плохое слово. Прошло пару часов, он протянул мне трешницу, сказав, что в договоре больше не участвует.

Кстати, оригинально однажды поступил «злодей» И. В. Сталин с одним из своих министров, злоупотреблявших сквернословием: «не выбирая выражений», тот «часами отчитывал подчиненных». Сквернословца пригласили на заседание Политбюро. Когда он пришел, по знаку вождя А. Н. Поскребышев включил магнитофон, «и Политбюро в течение часа слушает такой отборный мат министра, что начинает ерзать на стульях», – вспоминал потом один из свидетелей сталинского воспитания. По окончании его все разошлись по своим местам. В отношении виновника никаких мер не последовало. Этот случай и так стал незабываемым уроком на всю жизнь для каждого участника этого памятного заседания.

Здесь попутно надо сказать и об укоренившейся привычке использовать слова и выражения нисколько не лучше самых отъявленных ругательств. Это «черт», «пошел к черту», «черт с ним» и т. п. Ими просто напичканы американские фильмы. Да и наши тоже. Взять хотя бы популярную кинокомедию Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию». Вряд ли кто обратил внимание, что слово «черт» упоминается там с десяток раз, если не больше. А между тем, этот, казалось бы, пустяк, является ничем иным как призыванием дьявола. Вот на что, порой, толкает нас наша беспечность.

Впрочем, возможно, это сегодня мало кого испугает, когда герои американских боевиков орут друг другу: «Встретимся в аду!».

Сквернословие с его матерщиной, как уже сказано, дерзко оскорбляет человеческое общение, являющееся само по себе великой добродетелью, угодной Богу. Почему в пику ему и существует «разобщение», которое давным-давно превратилось в человеконенавистническую идеологию с вызывающе-преступным девизом: «Разделяй и властвуй»!

От кого он исходит, – объяснять не требуется, если Господу угодно именно общение людей.

Но ужаснее всего то, что любое сквернословие обязательно оскорбляет Спасителя и Искупителя человеческого рода, Господа нашего, Иисуса Христа, Которому отдан последний Страшный Суд над всем человечеством, «живыми и мертвыми»! Ведь, кроме того, что Он – Сын Божий, второе лицо Пресвятой Троицы, Он еще и Бог Слово. Чего уж тут удивляться, что от закоренелого сквернословца может отвернуться Богородица. Тогда надежд на спасение бессмертной души этого несчастного человека для блаженной Вечности не останется, потому что без Царицы Небесной оно невозможно. И человек уже на земле будет обречен на вечные муки в последующей, основной жизни.

Отсюда понятно, почему он и наказывается за словесную грязь, о чем говорит все тот же святой Иоанн Златоуст: «За срамословие Бог попускает на человека беды, напасти и многие болезни»!

А бывает, и скорую смерть. Как раз о таком случае в свое время рассказал великий Оптинский старец Варсонофий. Речь шла о человеке, который, будучи заражен революционными идеями, стал хулить все святое. Несчастного пытались урезонить. Говорили ему, чтобы бежал к священнику и быстрее покаялся, пока его Бог не покарал за немыслимые кощунства.

– Много мне ваш Бог сделает, – смеялся безумец, – если бы Он был, то Он бы мне за такие слова язык вырвал. А я – смотрите, цел и невредим, и язык мой цел. А вы, дурачье, верите во все!

Никакие увещевания и речи окружающих не действовали:
«Плюнул на эти речи кощунник, выругался скверным словом, и ушел…Путь ему лежал через полотно железной дороги. Задумался он что ли, или отвлечено было чем-нибудь его внимание, только не успел он перешагнуть первого рельса, как на него налетел поезд, и прошел через него всеми вагонами. Труп кощунника нашли с отрезанной головой, и из обезображенной головы этой торчал, свесившись на сторону, огромный, непомерно длинный язык».

Провокационную чужеродность зловредного мата, составляющего как бы основу сквернословия, выдает то, что он направлен на самое святое понятие для русского человека – «мать».

Это слово настолько емко, многообразно, драгоценно и значимо в жизни, что часто пишется с заглавной, то есть большой буквы. Например, Родина-Мать, Россия-Матушка, Мать-Церковь, Мать-земля («мать сыра земля»)!

А кто может быть роднее матери по плоти, которая нас выносила, родила, вскормила и воспитала и которой мы обязаны всю жизнь?

Матерью для каждого из нас является и святая Государыня-Мученица Александра Федоровна, которая жизнь свою положила за Россию и русский народ.

Но еще более неизмеримо высокое значение слово «мать» обретает, когда речь заходит о Пресвятой Богородице, потому что Она есть Мать всего человечества, усыновленного Ею у Голгофского Креста. Совершенно необыкновенную любовь к Владычице Небесной искони питали на Руси, почему Россия и стала Домом Пресвятой Богородицы, Которая молится о ней, по словам святого преподобного Лаврентия Черниговского, сугубо.

Отсюда, оскверняя свои уста постыдным матом, мы грубо попираем и глумимся над самым дорогим понятием, имеющим громадное духовное значение для любого из нас. Страшно оскорбляем как родную мать, Родину, Церковь, святую Царицу-Мученицу, землю, по которой ходим, так и Пресвятую Богородицу, без Которой нет спасения никому.

Поэтому, как бы ни настаивали на свободе сквернословия некоторые «адвокаты» и любители нецензурной брани, оно реабилитации не подлежит, а «…наша прекрасная, могучая русская речь, – как замечательно сказал выдающийся советский актер, Народный артист СССР Н. К. Черкасов, – должна звучать во всей своей чистоте и силе». Аминь.

В. Цветков
июль-август 2007 года

 

Последние комментарии

Азбука - Глаголица - Рунница

аз буки веди глагол добро есть живете зело земля иже и дервь како люди мыслите наш он покой рцы слово твердо ук
ферт ха омега цы червь ша шта ер еры ерь ять ю я е юс малый юс большой юс малый йотированный юс большой йотированный
кси пси фита ижица

 
 

Поиск по сайту:

Словарь древне-русского языка. Словарь Срезневского И.И.

Культурно-фольклорный раздел

Сейчас на сайте находятся:
 124 гостей 

Толковый словарь живого великорусского языка. Даль Владимир Иванович

 
   

2013 - Патриотический проект "Уроки Русского языка" Все права защищены.Разработано: www.aliceart.ru Сайты в кредит

Яндекс цитирования
Счетчик и проверка тИЦ и PR